лаборатория Южная Африка

РЕДАКЦИЯ: ЗУЛУ: ПОДОПЫТНЫЙ НАРОД И ГИБЕЛЬ НАЦИОНАЛЬНЫХ ГОСУДАРСТВ

 

В каждую эпоху долгой истории человеческой цивилизации случалось так, что определенная территория по соображениям экономического и военного баланса превращалась в лабораторию под открытым небом. Такова была Италия с XVII по XIX век – раздробленная географическая область, находящаяся под контролем великих монархий (Испании, Австрии и Франции), которые на полуострове экспериментировали с различными дипломатическими и военными подходами, чтобы сохранить контроль над непокорными итальянцами, стараясь по возможности избежать гражданских войн и столкновений между великими державами.

История итальянского Рисорджименто (Возрождения), которая началась с Венского конгресса в 1815 году и закончилась 20 сентября 1870 года падением Рима, показала, что теория, которую Клеменс фон Меттерних (Klemens Von Metternich) и другие разработали в конце наполеоновского штурма, не оправдала себя на практике: Италия стала нацией и до сих пор имеет важную историю в международном сообществе. Затем 20 век превратился в лоскутное одеяло экспериментальных лабораторий, в основном из-за холодной войны: раскол Кореи, Вьетнама, двух Германий, войны в Сирии, Афганистане и Ираке, и, наконец, внутреннее расовое отделение Южной Африки, которое, несмотря на глубокие изменения, длится уже более века.

В 1913 году, в год обретения независимости от Соединенного Королевства, договор, подписанный с Лондоном, включал вступление в Содружество и подписание Закона о земле: чернокожим не разрешалось владеть домами или землей, они не имели права голоса: как это произошло в Соединенных Штатах в конце XVIII века, коренные жители были закрыты в резервациях и использовались только в качестве рабочей силы для белых[1].

В 1948 году в Южной Африке был принят еще более строгий закон о расовой сегрегации, получивший название апартеид. Этим законом было отменено большинство конституционных прав чернокожих, были приняты принудительные меры, чтобы избежать межрасовых отношений (даже внутри черной общины, между банту и зулу), и таким образом в течение полувека белое меньшинство управляло всей страной как одной ужасной тюрьмой, в которой совсем немного нужно было сделать, чтобы в итоге быть убитым или приговоренным к пожизненным каторжным работам[2].

В этом столетии не только Африка, но и весь мир претерпел глубокие изменения. Когда в 1989 году мы приходим к распаду Советского Союза и его внутренней и внешней фрагментации (с окончанием его международной сферы влияния), мы с болью обнаруживаем, что урок Второй мировой войны не был усвоен или был забыт: гражданская война в Югославии показывает, что этнические группы сильнее национальных интересов, и это еще более верно для Темного континента, где национальные границы были проведены карандашом и линейкой за века колониализма, без учета реальности коренного населения.

24 июня 1995 года: Президент Нельсон Мандела в кепке и майке “Спрингбокс” пожимает руку капитану команды-чемпиона мира Франсуа Пиенаару (François Pienaar[3])

Южная Африка – одна из первых стран, в которой происходят глубокие изменения: после многолетней расистской жестокости президента Питера Виллема Боты (Pieter Willem Botha), известного как Великий Крокодил, новый президент Фредерик Виллем Де Клерк (Frederik Willem De Klerk) решает, что для выживания экономики необходимо прекратить международное эмбарго, которое долгие годы тяжким бременем лежало на благополучии страны. Начав переходный этап, он вступил в переговоры с Нельсоном Манделой, самым известным и умеренным представителем АНК – организации, объединяющей все черные племена Южной Африки, борющиеся за свободу.

Мандела пробыл в тюрьме почти 28 лет: марксист, гордый член королевской семьи Тембу из племени кхоса, в 1990 году вместе с де Клерком он сформировал первое межрасовое правительство, во время которого он боролся прежде всего за осуждение мучителей апартеида, а также за создание условий для создания государства, в котором белые, банту и зулу могли бы сосуществовать в мире[4]. Это включает в себя ряд активных действий и компромиссов, о которых (частично) повествуется в эпическом и романтическом фильме Клинта Иствуда “Invictus” (Непобежденный, 2009), рассказывающем о Кубке мира по регби 1995 года, выигранном, вопреки всему, смешанной сборной ЮАР, впервые под цветами нового радужного флага[5].

Самый сложный эксперимент, представленный в новой конституции, подготовленной АНК (теперь легитимной политической партией) и новой Демократической партией (возглавляемой белыми), заключается в добавлении четвертой власти к законодательной власти парламента, исполнительной власти правительства и судебной власти судей: монархической власти. Все чаще, начиная с 1994 года, королевский дом зулу во главе с королем Гудвиллом Звелитини (Goodwill Zwelithini), занимавшим свой пост с 1969 года до своей смерти (в 2021), приобретает право вето на многие парламентские решения (особенно те, которые касаются провинции Квазулу-Натал, в пределах которой находится центр монархии) [6]. Он основал собственную партию (IFP Inkatha Freedom Party[7]), добился принятия законов (Black Empowerment Laws[8]) для перераспределения доходов транснациональных корпораций и создал собственный фонд, Ingonyama Trust[9], для управления своим огромным богатством вопреки (часто) государственным законам[10].

Мандела умер до того, как увидел крах того, в создание чего он с любовью, терпением, умом и умеренностью внес огромный вклад: современной западной страны, возглавляемой африканцами в гармонии с потомками белых колонизаторов. После многих лет кризиса, вызванного глубокой коррупцией лидеров АНК, девять лет президентства Джейкоба Зумы стали кульминацией нисходящей параболы: представитель племени зулу из Мшолози, Зума превратил власть организованной преступности в силу, альтернативную государственной. После проигрыша на выборах 2018 года, и особенно после смерти короля Звелитини, Зума начал амбициозную и бунтарскую программу по захвату власти, отказу от демократии, использованию всех внутренних противоречий для построения новой империи.

Это не происходит без обратной реакции: даже иностранные транснациональные корпорации, которые обычно требуют стабильности и по этой причине часто любят диктаторские режимы, теперь оказываются под шантажом банд варварского насилия, которые без всякого контроля правят, угрожают и убивают. Демократическое сообщество, особенно из-за глубокой слабости АНК, присущей коррумпированности всего его политического и административного аппарата, страдает и готовится к худшему. И справедливо предупреждает: то, что происходит сегодня в Южной Африке, вскоре может произойти и в других местах – даже в Европе.

 

[1] https://www.history.com/topics/africa/apartheid

[2] https://www.britannica.com/topic/apartheid

[3] https://www.ilpost.it/2013/12/07/mandela-rugby-sudafrica-1995/

[4] Anthony Sampson, “Mandela, the authorized biography”, Harper & Collins, London 2011

[5] https://www.youtube.com/watch?v=yM4_TrGFfwo

[6] https://www.thesouthafrican.com/news/goodwill-zwelithini-five-quick-facts-about-zulu-king/

[7] https://www.ifp.org.za/

[8] https://www.gov.za/faq/finance-business/where-do-i-find-information-broad-based-black-economic-empowerment-bee

[9] http://www.ingonyamatrust.org.za/

[10] https://www.news24.com/News24/Zulu-king-wants-R18m-for-more-palaces-20120905

СТАТЬИ