THE NEW COLD WAR

РЕДАКЦИЯ: НА ГРАНИЦЕ НОВОГО МИРОВОГО КОНФЛИКТА

 

Большинство людей этого не знают, но уже несколько лет планета Земля снова находится на грани мировой войны. Она этого не знает и не ожидает, потому что у неё больше нет четкого баланса сил. Она считает, что если бы возник конфликт, он был бы ядерным и включал бы противостояние между НАТО (США и Европейский союз) и Россией или Китаем. Серьезная ошибка. И если в качестве «небольшой подсказки» мы предложим слово «Ближний Восток», большинство людей ответят: ах, конечно, арабы против израильтян. Совершенно неправильно.

Баланс из-за террора противостоящих ядерных арсеналов все еще не нарушен, в том числе потому, что теперь даже самые слабоумные диктаторы (диктаторы Северной Кореи) очень хорошо знают, что, однажды начавшись, ядерная война убьет всех, включая тех, кто ее начал. Что касается израильтян, то, если вы пропустили последние серии мыльной оперы, их лучшими союзниками являются саудовская монархия и египетская тирания. Две арабские страны, готовые стереть Палестину одним движением губки, и много приветствий тем, кто не понял.

Если будет война, ее спровоцирует самая маленькая из нейтральных стран, а именно Объединенные Арабские Эмираты – государство из песка и камней размером с Австрию, как по размеру, так и по количеству жителей: около 9 миллионов человек. Таким образом, почти в два раза больше нейтральной страны по преимуществу – Швейцарии – но без коров, без часов, без грюйера и хоккея с шайбой. Агентство Global Firepower считает эту небольшую страну 36-й военной державой на Земле, поднявшись более чем на 40 позиций за последние пять лет[1].

Этот список не принимает во внимание сеть альянсов или даже влияние технологического фактора: последние столкновения, которые произошли между государствами, которые считаются способными спровоцировать мировую войну (США, Россия, Китай, Индия, Япония, Южная Корея, Франция, Соединенное Королевство, Бразилия и Пакистан[2]) – все они велись с помощью так называемой кибервойны[3] – это война без необходимости в полевых войсках, но только благодаря оружию, которое маневрирует с огромных расстояний[4].

Что ж, в сложной системе ближневосточного вопроса экспоненциальный рост численности эмиратских сил считается тем более опасным из-за того, что, в отличие от других стран мира, и в некоторой степени сравнимый только с автократической диктатурой Пхеньяна, в Абу-Даби все сосредоточено в руках одного человека – и полностью выходит из-под контроля. Речь идет о принце Мохаммаде бин Заиде ан-Нахайяне (Mohammad Bin Zayed Al-Nahyan), который обладает политической властью (он является главой абсолютной монархии[5]), военной (он одновременно является начальником штаба и министром обороны[6]), промышленной (он владеет EDGE Group[7] и Mubadala Group[8], которые вооружают армию, а также Aquila Aerospace[9], которая вооружает наемных ополченцев под своим частным командованием[10]) и технологического шпионажа (купив все самые интрузивные и эффективные технологии в мире[11] и уже использовав их против политиков-оппонентов[12]). Имена неизвестны подавляющему большинству людей и поэтому даже более опасны, особенно если (насколько это возможно) Mubadala также купит футбольную команду «Интер»[13].

У ОАЭ есть могущественные и лояльные союзники, связанные общим страхом перед антимонархическими движениями, Ираном и Турцией – союзниками, которые постоянно держат руку на спусковом крючке и которые, если они расстроены, готовы убить, как это было сделано в деле журналиста Джамаля Хашогги (Jamal Khashoggi)[14]: Саудовская Аравия, Египет, Израиль, Кувейт, Бахрейн, Оман. Их политика настолько агрессивна, что вынуждает тех, кто остался за пределами альянса (Турция и Иран, а также Палестина, Ливан и Катар[15]), координировать свою оборону, опасаясь за национальную безопасность, о чем свидетельствует безжалостная война, развязанная Саудовской Аравией и Эмиратами в Йемене[16].

В этой дуополии террора великие державы (Соединенные Штаты, Китай и Россия) всеми силами пытаются предотвратить военную эскалацию и поэтому ведут переговоры, как могут (они тоже используют экономические интересы и уже существующие союзы) с вовлеченными сторонами – с той же удачей и эффективностью, которые с 1948 года проявились в решении вопроса об Иерусалиме. То есть с никакой. Вот почему мы возвращаемся к ситуации, с которой уже дважды сталкивались в прошлом веке: два врага сталкиваются друг с другом, скрипя зубами и затачивая мечи.

Старый добрый ХХ век … Мир, распавшийся после Ялтинских конференций, считался дуополией, и противостояние этих двух полюсов, мотивированное глубоким различием в диалектике между индивидом и государством, поддерживалось в равновесии принципом взаимной возможности уничтожения: холодная война была разделением на два блока всей планеты, основанным на идее, что Соединенные Штаты и Советский Союз были единственными, у кого был ядерный арсенал, достаточный, чтобы стереть жизнь с планеты, и, согласно этой идее, каждая маленькая страна могла выбирать между присоединением к одному из блоков или попыткой остаться нейтральной[17].

Эта упрощенная схема была пропагандой и никогда не работала в реальности: после 1945 года каждый конфликт сталкивался с финансированием диктаторских переворотов, а когда этого было недостаточно (как в Корее, Вьетнаме, Афганистане, Ираке), происходили вторжения, которые стоили тысяч человеческих жизней и которые, если вдруг были выиграны в военном плане, были потеряны после из-за невозможности справиться с последствиями – что происходило уже после официальной войны.

Это был знак того, что дуополия не работает и что все уже меняется. На протяжении веков выживание независимого государства обеспечивала его армия, и эта армия, чтобы быть гарантией против иностранных завоевательных амбиций, должна была быть многочисленной и хорошо оснащенной. Об этом хорошо осведомлены правительства Швейцарии, которые в нескольких случаях, особенно после окончания наполеоновской эры (чьи битвы стоили высокой цены человеческих жизней в Конфедерации[18]), боролись за «вооруженный нейтралитет», санкционированный Гаагским договором 1907 года[19], а затем повторяется и обновляется в нескольких последующих законах, вплоть до определения 2000 года, когда Федеральный совет принимает во внимание тот факт, что мир изменился, и что опасности исходят не от размера армии, не от обладания ядерным оружием (или его отсутствия), которое уничтожает не только врага, но и всю планету, – но от оружейных технологий[20].

Настоящая причина кризиса холодной войны кроется в несостоятельности идеологии неопределенного промышленного прогресса. Сначала был отряд стран, пострадавших от колониализма. Затем, в начале 1970-х, все начало принимать новую форму. Либертарианские конфликты вспыхнули в странах на границах группировок (Аргентина, Чили, Филиппины, Индонезия, Восточная Германия, Чехословакия, Польша), в годы репрессий и страданий, вызванных перемещением богатства в самое сердце дуополии; а также в странах, которым удалось освободиться благодаря добыче нефти (особенно после рождения ОПЕК), вспыхнули этнические и/или религиозные конфликты; а на Дальнем Востоке Китай начал свой путь к богатству и власти[21].

Дуополия сохраняла контроль еще двадцать лет, потому что она имела монополию на ядерную энергетику и продавала оружие всем соперникам во всех спорах. Но теперь и этот этап истории планеты завершился. Вернемся к началу, когда центром всех войн была так называемая Малая Азия – а затем вернемся к великому шедевру Питера Хопкирка (Peter Hopkirk)[22], который рассказал нам то, о чем мы ничего не знали, но что сейчас имеет жизненно важное значение: взорвет планету, вероятно, не темный генерал, скрывающийся в сибирском бункере, это не будет напыщенный генерал, покрытый фризами и звездами в звукоизолированной арлингтонской комнате, это не будет холодный китайский партийный чиновник – но человек в белом кафтане, сидящий на берегу пустыни, полный ненависти ко всему и каждому. Это досье поможет вам понять, как.

 

[1] https://www.globalfirepower.com/countries-listing.asp ; https://www.giorgiosbaraglia.it/la-guerra-cibernetica-caso-piu-famoso/ ; https://www.repubblica.it/tecnologia/sicurezza/2020/05/20/news/israele_vs_iran_il_nuovo_fronte_di_guerra_e_il_cyberspazio-257140929/

[2] https://www.globalfirepower.com/countries-listing.asp

[3] https://www.cybersecurity360.it/nuove-minacce/dal-concetto-di-cyber-attack-al-cyberwarfare-luso-della-forza-in-ambito-cyber/

[4] Peter Warren Singer, “Cybersecurity and cyberwar : what everyone needs to know”, Alan Friedman Publishing, Oxford 2014; George Lucas, “Ethics and Cyber Warfare: The Quest for Responsible Security in the Age of Digital Warfare”, Oxford University Press, Oxford 2017

[5] https://www.middleeasteye.net/news/uae-leader-returns-after-lengthy-unexplained-absence

[6] https://www.cpc.gov.ae/en-us/thecrownprince/HHsBiography/Pages/RolesandResponsibilities.aspx ; https://www.tamm.abudhabi/about-abudhabi-page/Rulers%20of%20Abu%20Dhabi/mohamed-bin-zayed

[7] https://edgegroup.ae/about

[8] https://www.mubadala.com/en/who-we-are/board-of-directors

[9] http://www.nationshield.ae/index.php/home/details/events/uae%E2%80%99s-top-defence-players-to-participate-at-dsei-2019/en#.YC3tcnnSLIU

[10] https://www.glistatigenerali.com/geopolitica_intelligence/golfo-persico-la-guerra-dopo-larmistizio/

[11] https://www.reuters.com/investigates/special-report/usa-spying-raven/

[12] https://www.amnesty.org/en/latest/news/2018/05/uae-activist-ahmed-mansoor-sentenced-to-10-years-in-prison-for-social-media-posts/

[13] https://www.repubblica.it/sport/calcio/serie-a/inter/2021/02/12/news/inter_la_tentazione_di_zhang_di_resistere_e_non_cedere_il_club_grazie_un_prestito-287266288/

[14] https://www.glistatigenerali.com/intelligence_privacy/avira-lantivirus-comprato-dai-servizi-segreti-del-golfo-persico/

[15] https://www.glistatigenerali.com/geopolitica_intelligence/golfo-persico-la-guerra-dopo-larmistizio/

[16] https://www.glistatigenerali.com/germania_medio-oriente/inferno-yemen-armi-tedesche-per-larabia-al-qaeda-ed-i-mercenari-americani/

[17] Jonathan House, “A Military History of the Cold War, 1944–1962”, University of Oklahoma Press, Norman OK 2012; David Miller, “The Cold War: A military history”, Pimlico/Penguin random House, New York, 2001; Edward H. Judge, “The Cold War: A Global History With Documents”, Prentice Hall/Simon & Schuster, New York 2012

[18] https://www.infranken.de/lk/gem/mit-napoleon-kam-das-leid-art-5142398 ; https://www.eda.admin.ch/dam/PRS-Web/de/dokumente/unter-franzoesischer-herrschaft-1798-1815_DE.pdf ; https://www.admin.ch/gov/de/start/dokumentation/medienmitteilungen.msg-id-45500.html

[19] https://www.eda.admin.ch/dam/eda/de/documents/aussenpolitik/voelkerrecht/Die%20Neutralitaet%20der%20Schweiz.pdf, стр 5

[20] https://www.fedlex.admin.ch/eli/fga/1999/1_7657_6903_6561/de, стр 13 (316): “ Технологические разработки и в будущем будут оказывать серьезное влияние на безопасность Швейцарии. Это связано не только с развитием технологий вооружений, но также с уязвимостями и защитными эффектами, которые могут возникнуть в результате распространения новых технологий в экономике, обществе и государстве. Из-за большого числа ожидаемых технологических достижений информационные и коммуникационные технологии, в частности, вызывают озабоченность по поводу безопасности. Вторая область, заслуживающая особого внимания, – это науки о жизни. Технологические разработки вызовут глубокие изменения в вооруженных силах и поставят в невыгодное положение те армии, которые не могут поспеть за этим развитием. В целом фактор времени будет иметь большее значение по сравнению с факторами пространства и сил. В частности, мы можем ожидать улучшения разведывательных возможностей, ускорения процессов принятия решений за счет более мощных информационных систем, появления лазерного и микроволнового оружия, дальнейшего распространения свойств «невидимости» («плащей»), увеличения диапазона систем вооружения и большая точность использования. Скорее всего, операции будут все чаще проводиться беспилотными средствами или, по крайней мере, с меньшим количеством экипажей. Будет усиливаться тенденция к замене прямого боя с противостоящими вооруженными силами на близком расстоянии боем с большого расстояния или к отключению лидерских навыков и, таким образом, к принятию скорейшего решения».

[21] Robert Service, “The End of the Cold War: 1985–1991”, MacMillan, Basingstoke (UK), 2015; James Graham Wilson, “The Triumph of Improvisation: Gorbachev’s Adaptability, Reagan’s Engagement, and the End of the Cold War”, Ithaca Press, Reading (UK), 2014

[22] Peter Hopkirk, “The Great Game”, Oxford University Press, Oxford 2001

СТАТЬИ