Направление Сахель

САХЕЛЬ: ПЕРВЫЙ ВЕЛИКИЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ И СОЦИАЛЬНЫЙ КРАХ, ВЫЗВАННЫЙ ЧЕЛОВЕКОМ

 

Разрушение Карфагена в 146 г. до н.э. не только уничтожило процветающую средиземноморскую цивилизацию на берегах того, что мы теперь называем Тунисом. Одним махом за более чем тысячу лет он прервал обменный канал, который соединял Европу с Сахелем, то есть регионом лесистых плато, мутных рек и озер, районов, полных рыболовства и дичи, залежей металла и золота, которые были самым богатым и густонаселенным районом на планете.

Именно изобилие привело к первой великой экологической катастрофе в эпоху человечества. Всего за шесть веков лес Сахеля превратился из-за безрассудного вмешательства человечества в пустыню Сахара. После того, как леса были вырублены, рыба и дичь были выловлены, жители этого района, почти все кочевые племена, были постепенно вынуждены перемещаться на юг и запад, ускоряя процесс опустынивания, создавая страдания и межплеменные войны. Отсутствие торгового выхода на север означало, что, в то время как Европа все еще переживала последние вздохи Римской империи, вся Западная Африка преобразовала свою экономику, поставив во главу угла продажу рабов.

В то время как наука продолжала развиваться в Азии и Европе, более развитые цивилизации, чем Сахель, такие как нок из Нигера[1], были истреблены, чтобы продать их в рабство. До 1300-х годов регион входил в состав Империи Мандинго, которая во время правления Сунджата Кейта (Sundjata Keïta) (1217-1255)[2] и Мансы Мусы (Mansa Musa) (1280-1339)[3] была одной из крупнейших в мире, объединяя африканские земли от Атлантического океана до границ Египта.

После открытия Америки, к сожалению, испанская, португальская и английская колониальная колонизация превратила работорговлю в единственную коммерческую деятельность на всей территории, более того, после распада Сахельских империй, всегда охваченных межплеменной борьбой, вынудили все больше и больше населения толпиться на побережье, поскольку внутренняя часть континента к тому времени превратилась в единую огромную пустыню.

Сахель еще не оправился от этой экологической, социальной и экономической трагедии. Конец европейской военной колонизации ничего не изменил, иностранцы все еще имеют в своих руках рычаги минеральных ресурсов и, во все возрастающих количествах, сельскохозяйственных земель. Нации, нарисованные карандашом на карте, борются за обретение собственной идентичности, национальные правительства – это всего лишь племенные орды, находящиеся у власти, основной целью которых является сохранение власти, эксплуатация ресурсов и получение милостыни (коррупции) от транснациональных корпораций.

Мы пытаемся описать эту трагедию, как она переживается и воспринимается странами Западной Африки, пытаясь поместить ее в более широкий контекст нового политического, военного, религиозного и экономического баланса на планете. С уверенностью смотрю на один из крупнейших и самых смелых проектов, когда-либо начатых ФАО: восстановление лесов на 100 миллионах гектаров пустыни Сахара[4]. В надежде, что то, что когда-то было одной из великих колыбелей цивилизации, сможет как можно скорее наверстать упущенное и восстановить свою собственную общую человеческую и гражданскую идентичность.

 

[1] https://brill.com/view/journals/jaa/14/3/article-p237_1.pdf ; http://araf.studiumdigitale.uni-frankfurt.de/attachments/110_Nok%20Brosch%C3%BCre%20Exploring%20the%20Nok%20Culture%20online.pdf

[2] Patricia McKissack, Frerdrik McKissack, “The Royal Kingdoms of Ghana, Mali and Songhay: Life in Medieval Africa“, Square Fish Publishing, New York 1996

[3] Marq De Villiers, Sheila Hirtle, ”Timbuktu: Sahara’s Fabled City of Gold“, Walker and Company, New York 2007

[4] https://undocs.org/A/RES/73/284

СТАТЬИ